Новогодние традиции Японии

Часть 1, подготовка к Новому году

Уходит последний день двенадцатого – «горького и студеного» – месяца. Завтра наступает первая луна. Вместе с нею в японском традиционном календаре начинаются дни самого знаменательного события — О-сегацу (正月, しょうがつ) — радостного первого месяца. Новый год для японцев – один из больших и самых веселых народных праздников.

В последние секунды уходящего года монахи в традиционных одеждах и с песочными часами в руках приветствуют Новый год.

Что интересно, 1 января Новый год стал отмечаться в Японии сравнительно недавно, с 1873 года, спустя пять лет после Реставрации Мэйдзи, когда был принят григорианский календарь. Если ранее новый год отмечался по китайскому календарю весной, то с конца XIX в. он отмечается в более холодное время года, однако, это не изменило связанных с его празднованием обычаев и традиций.

Ненгадзё

Готовятся  к Новому году заранее. Где-то в конце ноября — начале декабря японцы начинают писать поздравительные новогодние послания — ненгадзё (年賀状 ,  ねんがじょう) — официальное поздравление с наступающим Новым годом и пожелания здоровья, счастья, успехов и процветания родственникам, друзьям, коллегам и просто знакомым.

Обычай посылать новогодние поздравительные послания берет свое начало с эпохи Хейан. В период Эдо японцы начали дарить на Новый год картинки укиё-э — своеобразный прообраз будущих открыток. В это время эта традиция стала обязательной не только для самураев и знатных чиновников, но и для продавцов, которые обходя с поздравлениями дома покупателей, дарили разнообразные безделушки: полотенца, веера, картинки укиё-э с изображением мгновений повседневной жизни. Тогда же появилась традиция изготовлять новогодние открытки в виде маленькой гравюры суримоно (жанр цветной ксилографии, сочетает изображение и текст (нередко стихотворный) и представляет поздравление с праздничными днями или торжественными (личными) событиями). Печатались они на плотной бумаге васи, выделываемой ручным способом, присыпались золотым и серебряным порошком. Поздравления на суримоно и до сего времени посылаются в специальных конвертах.

В том виде, в котором они существуют сейчас, ненгадзё появились относительно недавно, в 39 году Мэйдзи (1906 год), когда почтовое ведомство Японии начало выпускать именно новогодние открытки, хотя поздравительные открытки, используемые в том числе и для поздравления с новым годом, появились много раньше, в 9 году Мэйдзи (1876 год).

А с 1949 года (24-й год эры Сёва) Министерство почт и телекоммуникаций Японии начало выпускать o-тосидама-цуки ненга хагаки お年玉付き年賀はがき, новогодние открытки с напечатанными номерами национальной лотереи, выигрыш в которой был назван о-тосидама, как и денежный подарок, который принято дарить в японских семьях на Новый год детям.

Заяц и волны, 1915

Из списка адресатов нэнгадзё исключаются только те, кто потерял близкого человека в завершающемся году. Обычно в начале декабря, то есть до того, как большинство начнет готовить нэнгадзё, приходят извещения от людей, которые не желали бы получить новогоднее поздравление в этом году.

Бо-ненкай

С О-сегацу у многих японцев ассоциируются добрые предзнаменования, связываются новые надежды, удачи в жизни. С последним – сто восьмым по счету – ударом в колокол в полночный час должны отступить в небытие все горечи прошлого года. Именно это породило давний обычай бо-нэнкай (忘年会) – «забывать старый год», провожать уходящее. О-сегацу знаменует начало новой жизни со всеми благами. И для счастливого его наступления традиция повелевает завершить начатые предприятия, покончить со всем наследием старого года, рассчитаться со всеми долгами … ибо без этого весь грядущий год будет омрачен и последует одна неудача за другой.

И не только любое начинание, вся жизнь в доме сообразуется с этим знаменательным явлением. Подготовка к О-сегацу должна проходить заблаговременно, осмотрительно, подобающим образом. Этот день надлежит встретить торжественно, в новом парадном платье, в безупречной чистоте. Во всем этом усматривается залог будущих удач и счастья. Сам злой гений, дьявольский дух, гласит поверье, не способен удержаться от ликования в этот час…

Сусубараи

В декабре обязательно проводили сусубараи, тщательную уборку дома,чтобы подговить его к приходу духов предков в новогоднюю ночь.

Кобе, предновогодняя уборка

Кадомацу

Встреча Нового года требует не только чистоты, но и  особого убранства жилища. Так, у входа в дом, обычно парно, с двух сторон ворот или двери выставляются сосновые ветки — кадомацу (門松 , かどまつ «сосна у входа»). Вечнозеленые ветви хвои являются для японцев с древних времен выражением неизменности, постоянства, стойкости, а также неувядания, долголетия.

Кобе, кадомацу у входа в дом

Этот образ нашел свое отображение в стихотворении Рета, поэта позднего средневековья:

Все в лунном серебре.

О, если бы вновь родиться

Сосною на горе!

Вместе с ветвями хвои ставятся также связки бамбука, срезанного наискось в виде заточенных для письма огромных гусиных перьев. Бамбук олицетворяет стойкость и мужество. Однако «прямой человек – что прямой бамбук: встречается редко», – гласит японская поговорка.

Kobe, 1906 • New Year Celebrations

Бамбуковые шесты, укрепленные на карнизах различных магазинов, как вестник прихода Нового года.

Со временем ветви хвои, наискось срезанные шесты бамбука и скрученные пасмы травы стали применяться главным образом в декоративных целях. Сочетание бамбука, сосны и цветов сливы – сетикубай – также считается весьма благожелательным предзнаменованием. Эти символические растения известны под именем «три друга зимнего холода». Они являются олицетворением верности чувств и стойкости. Характерно, что кадомацу и симэнава применяются главным образом в связи с О-сегацу и почти не используются при иных обстоятельствах. Кроме сосны и бамбука, при составлении кадомацу используются также персиковые ветви, которые символизируют долголетие, бессмертие; мандарины — символ долгожительства для семьи в целом; ветки папоротника — чистоты и плодовитости; водоросли — символ счастья; креветка — долгожительства для представителей текущего поколения.

Об обычае украшать украшать дома на Новый год кадомацу сложено много стихов.

У каждых ворот

Стоят молодые сосны.

Праздничный вид!

Во все дома без разбора

Сегодня пришла весна.

Сайгё «О том, как вс всех домах празднуют приход весны»

И песен:

У любимого дома

Бамбук и сосна.

Это значит,

Пришел Новый год.

Год за годом

Идет в бесконечной череде.

Славу жизни поем

И встречаем опять Новый год.

В каждой провинции бытовали свои виды кадомацу. В некоторых использовали ветки священного дерева синтоизма — вечнозеленого са-саки, ветки сикими (пллииий священный) и кацура.

В эпоху Эдо обычай устраивать кадомацу был распространен уже повсеместно. Не случайно первые дни Нового года в конце XIX в. назывались мацуноути («неделя сосновых украшений», «неделя сосны»).

Разнились кадомацу и в зависимости от положения и достатка хозяина. Перед воротами домов богатых самураев ставились сосны высотою в несколько метров. Обычными были кадомацу, состоявшие из двух молодых сосенок (или двух молодых деревцев бамбука), дополненных веточками бамбука (или ветвями сосны), между которыми была протянута симэнава, представляющая собой пучок высушенной длинноволокнистой травы, перевязанный жгутом, или сноп рисовой соломы, украшенный белыми бумажными лентами, и символизирующая чистоту и
безопасность. Дом, у входа в который вывешена симэнава, считается неприкосновенным. По народному поверью, симэнава приносит покой и благополучие. Рисовая солома в соответствующем обрамлении служит своеобразным запретом, табу против всех сил зла. Для этого случая симэнава плелась таким образом, что отдельные прутики соломы (или букеты из прутиков) свисали вниз, как солнечные лучики. В новогоднюю симэнава обязательно вплетали листья папоротника, украшали ее мандаринами, иногда яркими цветами. У подножия деревьев насыпали горки песка; часто сосны ставили в специальные деревянные кадки или специальные подпорки, имитирующие горку. Здесь, очевидно, возникали ассоциации с мифической горой Хорай (горой, где живут бессмертные), над которой возвышается вечнозеленая сосна.

По традиции кадомацу начинали заготовлять после 15-го числа 12-го месяца. В большие города и в столицу деревья сосны и бамбука привозили крестьяне, которые специализировались на продаже сосен, их так и называли: «торговцы соснами». Или горожане и сельские жители сами отправлялись в буддийские храмы, как правило расположеные высоко в горах, среди лесов, и там покупали либо целые деревья, либо букеты для кадомацу.

Вакадзари

Помимо кадомацу у дверей, к Новому году над дверью вывешивается большое новогоднее украшение – вакадзари 輪飾 , わかざり– декоративная связка из огромного морского рака (оэби), листьев папоротника, «комбу» (морская капуста), «дайдай» (горький апельсин), – охваченная жгутом из пучка рисовой соломы, и другие символы счастья и удачи. Морской рак (пишется двумя иероглифами – «морской старец») символизирует долгожитие, старость. Рак обещает также, что в преклонные годы спина человека станет изогнутой, горбатой, подобно
форме раковой шейки. Морская капуста – комбу – играет здесь роль талисмана, который обещает счастье и радость, так как комбу ассоциируется со словом «ерокобу» – «радоваться», «веселиться»… Слово «горький апельсин» (дайдай), созвучное словам «поколение за поколением», ассоциируется с понятием «продолжение рода, жизни», бессмертия.

Вакамацу

Украшают дом к Новому году не только снаружи, но внутри. Вакамацу 若松 — молодые сосновые ветки — устанавливают чаще всего в нише (токонома), которая является поныне центром парадности, своего рода красным углом японского жилища. Для вакамацу обычно выбирали старинные вазы, керамические или фарфоровые, продолговатой, цилиндрической формы. Эта форма имитировала или, правильнее сказать, вызывала ассоциацию со стволом бамбука (прослеживается традиционное для новогоднего кадомацу сочетание: сосна и бамбук).

Вместо сосны для вакамацу использовали и используют до сих пор и другие вечнозеленые растения, особенно с цветами или яркими плодами, а также подвешивали плоды хурмы или мандарины.

Симэкадзари

В некоторых местах вакамацу совмещали с оберегами — «закрывающими украшениями» — симэкадзари 注連飾り , しめかざり. В их основе соломенный жгут, которому с глубокой древности приписывают роль оберега от темпых и нечистых сил. Соломенный жгут как оберег упоминается в мифе об удалении богини Солнца Аматэрасу в Небесный грот. В качестве важнейшей детали новогодних украшений симэкадзари широко бытовали уже в период Хэйан. В эпоху Эдо в каждом районе страны существовали симэкадзари своей формы.

На Новый год к соломенному жгуту подвешивались полоски бумаги или пучки соломы, а также мандарины, апельсины, угольки, сушеная хурма, редька, репа, сушеные рыбки и каракатицы. В Нагасаки в XVII в. существовал обычай протягивать симэкадзари в кухне, здесь соломенные веревки назывались «канатами счастья». К ним подвешивали всевозможные съестные припасы: макрелей, сушеную мелкую рыбешку, насаженных на бамбуковые вертела моллюсков, гусей, уток, фазанов, соленых окуней, сардины, треску, тунцов, водоросли, редьку.

А в конце XIX в. появился обычай, сохранивщийся до наших дней, вешать симэкадзари на нуждающиеся в магической защите ключевые объекты: на столбы дома, над входом, над токонома, на алтарь, на амбар, на хлев, на ступку для толчения риса, на плуги, лопаты и мотыги, у очага и т. д. Особо важными, а потому хорошо, плотно сплетенными должны были быть симэкадзари главных, ключевых точек —входа, токонома, ками-дана. К ним помимо прочего прикрепляли листья «магических» растений — моромоки, урадзиро, юдзури-ха и др. В ряде мест эти симэкадзари имели особое название — симбэй, симбири — и не сжигались по окончании новогоднего праздника, а хранились до весны, и при пересадке рисовой рассады первые ее снопики обвязывались жгутами от них.

Все обереги должны быть на месте к моменту Нового года и висят в продолжение одной, реже двух недель, после чего их собирают и торжественно сжигают на церемонии, называемой тондо.

После окончания празднования Нового года, кадомацу и тп приносят в синтоистский храм, где сжигают по благословению священника.

Моти

Японский Новый год невозможно представить без моти (餅 ,もち) — круглых хлебов-караваев (иногда лепешек) различных размеров. Моти готовили в основном из клейких сортов риса, а в северных префектурах страны на тесто для моти использовали просо и другие зерновые.

В прошлом в последние дни 12-го месяца,чаще всего в 25—26-й, деревни оглашались монотонным, но приятным каждому жителю звуком — стуком деревянных пестов, говорящим о том, что в домах начинали готовить моти. Моти на Новый год — это прежде всего пожелание богатства, процветания, доброго урожая в наступающем году, приветствие Божеству Нового года, от благосклонности которого зависят счастье и удачи в будущем. С глубокой древности круглые караваи моти ассоциировались также с круглыми зеркалами — атрибутами богини Аматэрасу.

Приготовление моти было делом трудоемким, по-этому для этой цели объединялось несколько семей. Часто члены так называемых боковых семей (бун-кэ) собирались в доме главной семьи   (хонкэ) патронимии. В помещении, где готовили моти, вешали около очага симэкадзари; так же украшали ими ступки, в которых готовили тесто.

Сначала рис отваривали, затем еще горячим его быстро перекладывали в большие деревянные ступы высотой 50 х 70 см, которые обычно выдалбливались из целого ствола дерева. Переложенный в ступы рис отбивали пестами. Песты для приготовления моти обязательно делали из дерева, их форма в каждом районе была своя. Наиболее распространенными были песты в форме палки длиной около 2 м, вырезанные из одного куска дерева. Так же встречались песты, сделанные в виде молотка: короткий широкий пест крепился к ручке.

Кобе, 1906 г. Изготовление моти.

Распаренный рис, как правило, отбивали мужчины. Если в одном доме для этой работы собирались родственники, то между ними четко делились обязанности. Но когда готовили моти, предназначенное для хлебов, которые будут положены на алтарь Божества Нового года, пять-шесть человек били пестами рис в ступе одновременно. Приготовленное из отбитого риса тесто делили на большие куски, обваливали в муке. Затем из теста лепили хлебы-караваи, лепешки разных размеров для украшения новогоднего алтаря, различных новогодних угощений, делали «цветы из моти» (мотибана) и многое другое.

Для приветствия божества Нового года, Тосигами-сама, делали кагами моти (鏡餅, «кагами» — зеркало, «моти» — рисовая лепешка). Кагами-моти —  две плоских лепешки, положенные друг на друга, символизируют «трон» для новогодних божеств. Сверху обычно кладется даидаи или более распространенные цитрусовые – сацума (микан или унсю микан). По другому толкованию, два кружочка моти символизируют старый и новый год, а цитрус даидаи (или микан) — преемственность поколений. Это подношение располагали в токонома или на домашнем алтаре.

Мотибана — одно из новогодних украшений японского жилища. Это пучки прутиков, на которые налеплены или подвязаны грозди небольших фигурных колобков, окрашенных в ярко-желтый и розовый цвет. Есть поверье, что каждый член семьи должен был по окончании празднеств съесть столько колобков мотибана, сколько лет исполнилось ему в этом году. Мотибана символизирует урожай плодов, а цвет их как бы предвещает скорую весну и цветение садов. Считалось, что их вид напоминал божеству года, входящему в дом, о  его долге защищать поля и сады до сбора урожая.

продолжение следует…

фото с сайта OLD PHOTOS of JAPAN

Н.Т. Федоренко «Японские записи» . Книга известного советского востоковеда Николая Федоренко,  длительное время находившегося в Японии на дипломатической работе.
Р. Ш. Джарылгасинова, М. В. Крюков «Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии.Новый год»

Comments (1)

FrolovАвгуст 20th, 2015 at 00:42

Япония с 1873 года приняла григорианский календарь, однако, помимо него, в стране существует ещё несколько систем летоисчисления.

Leave a comment

Your comment